К. А. Диланян – Астрология В Позднем Ссср И Постперестроечной России

(на примере деятельности четырех астрологов)

В течение трех последних десятилетий исследователи [Гинзбург 2000; Kapitza 1991; Просвещенный атеизм 2007; Сурдин 1994] отмечают усиление интереса к астрологии среди различных социальных групп в России. В. Г. Сурдин указывает, что сильный всплеск интереса к астрологии возник в начале 1990-х гг. И хотя, отмечает Сурдин, за прошедшие годы эффект запретного плода иссяк, «…теперь уже можно оценить стабилизировавшийся интерес нашего общества к астрологии: к сожалению, он по-прежнему велик» [Сурдин 2001].

С. П. Капица указывает, что повышение интереса к псевдонауке, суеверию и различным культам является неотъемлемой частью более широких социальных и политических преобразований, произошедших в Советском Союзе и может быть объяснимо с точки зрения идеологического краха советской империи [Kapitza 1991: 18]. Он полагает, что советский народ реагирует на исчезновение из своей жизни сильного источника власти и ищет ему замену в спектре авторитетных фигур, предлагаемых миром псевдонауки.

Сурдин заявляет, что «воспитанный в традициях монархического абсолютизма и коммунистического тоталитаризма, народ наш в большинстве своем разделяет идею фатализма, а проще говоря, пока еще склонен безропотно подчиняться судьбе, указанной ему “верховным руководством” (роль которого в астрологии отведена звездам и планетам)» [Сурдин 1994].

В 1998 г. в Президиуме Российской академии наук была создана специальная комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных знаний. Р. Ф. Полищук утверждает, что эта комиссия «призвана, в частности, противостоять наступлению на общество псевдонауки и оккультизма, которые хлынули в информационное пространство России после крушения коммунистической идеологии. Это особенно видно по СМИ – теперь многие даже солидные издания публикуют гороскопы, астрологические прогнозы и тому подобное» [Просвещенный атеизм 2007].

Несмотря на такую озабоченность, научные исследования, анализирующие популярность астрологии и людей, которые практикуют ее в России, не проводились. Очевидно, понятие «астрология», в представлении ученых, главным образом, связано с колонками «солнечных знаков»[1] в газетах и журналах, а астрологи считаются людьми, которые не имеют знаний об элементарной астрономии[2]. Д. Клочков перечисляет существующие каноны и догмы, которые, по его мнению, присутствуют в астрологии, и утверждает, что «нелепость в астрологии так очевидна, что не требуется обладать знаниями профессионального ученого-астронома, чтобы обратить на них внимание, – достаточно познаний на уровне астрономической энциклопедии для школьников» и, таким образом, выражает мнение об отсутствии научных знаний среди астрологов [Клочков 2008].

Исследование веры в астрологию было проведено в Великобритании М. Бауэром и Дж. Дюрантом. Они проанализировали различные социологические гипотезы, чтобы составить представление о распространенности веры в астрологию и выдвинули гипотезу «поверхностных знаний», утверждая, что астрология привлекательна для людей с промежуточным уровнем научных знаний [Bauer, Durant 1997: 57].

Наше исследование анализирует практику четырех астрологов, которые начали изучение астрологии и профессионально заявили о себе в СССР еще до перестройки, активно практиковали ее во время перестройки и продолжали ее вести в постперестроечный период. Отбор респондентов осуществлялся исходя из нескольких критериев. Первый: они должны жить в Москве, что облегчало задачу прямого интервьюирования и доступа к ним в случае необходимости в дальнейшем интервьюировании, получения уточнений, технических дополнений и т. п. Второй: начало астрологической работы, а именно, активное изучение, консультирование или преподавание должны были начаться в период существования СССР, т. е. до 1991 г. Третий критерий: в момент интервьюирования респонденты должны были вести активную астрологическую практику: консультирование, исследования, преподавание. Работа в сфере так называемой популярной астрологии (написание астрологических прогнозов по солнечным знакам, издание популярных астрологических календарей, ведение популярных телевизионных программ, как основной вид астрологической активности) не рассматривалась в качестве астрологической практики, пригодной для данной работы.

Целью данного исследования является тестирование гипотезы «поверхностного знания», а также гипотезы о «фаталистической потребности в высшей власти».

Исследование было произведено посредством личных интервью продолжительностью от 1 до 1,5 ч. А. Фонтана и Дж. Х. Фрэй [Fontana, Frey 1994: 48] разделяют типы интервью на структурированные, частично структурированные и неструктурированные. Мы использовали неструктурированные интервью; хотя заранее был подготовлен ряд вопросов, их последовательность во время интервью менялась, и также задавались дополнительные вопросы. Ответчикам была предоставлена возможность говорить без прерывания рассказа и течения мыслей, чтобы получить их истории наиболее полными и информативными. Такой подход может быть определен как феноменологический, поскольку его главная цель состоит в том, чтобы понять значение опыта респондента, сформировать сочувствие и создать активную взаимосвязь между интервьюером и интервьюируемым [Creswell 1997: 86]. Необходимо указать на положение интервьюера как на лицо посвященное («инсайдера»). Хотя респонденты знали об академической цели интервьюирования, и такое положение помещало интервьюера в положение постороннего («аутсайдера»), тем не менее с ними было легко говорить, используя общий язык и астрологическую терминологию, создавая поле общих значений [Fontana, Frey 1994: 68]. Все ответчики подчеркнули, что они приняли решение дать интервью на основе доверия к интервьюеру. Интервьюируемым сообщили, что цель интервью состояла в выяснении их образования, исследовании причин, по которым началось их увлечение астрологией, типе их вовлеченности в астрологическую практику и о профессиональной деятельности в сфере астрологии. Респонденты были проинформированы о возможности анонимного участия в опросе или могли попросить об этом в любое время в будущем. Все респонденты дали разрешение на использование их настоящих имен.

Гипотеза «поверхностного знания»

Гипотеза поверхностного знания предполагает, что «вера в астрологию – продукт относительно небольшого или поверхностного знакомства с арсеналом современных научных знаний» [Bauer, Durant 1997: 60]. В данном разделе тестируется уровень образования, профессия и сфера деятельности респондентов применительно к этой гипотезе.

Для проверки этой гипотезы были разработаны несколько вопросов. Один из них касался базового образования и первоначальной профессии респондентов.

Михаил Борисович Левин (род. 1949), высшее образование, математик, закончил механико-математический факультет Московского государственного университета. В течение пятнадцати лет, с 1974 по 1988 гг., работал математиком-программистом, а в 1988 г. занял должность руководителя лаборатории информационных систем.

Юрий Юрьевич Олешко (род. 1935), высшее образование, инженер-механик, закончил Московский автомеханический институт. В СССР работал в секретной военной научной организации в должности начальника отдела на предприятии, относящемся к военно-промышленному комплексу (предприятие авиационной промышленности).

Борис Евгеньевич Бойко (род. 1954), высшее образование, закончил Московский государственный педагогический институт по специальности преподаватель биологии и химии, работал в различных научных организациях как научный сотрудник, в частности, в Курчатовском институте; второе высшее образование – практический психолог.

Рамаз Рафаэлович Захарян (род. 1955), высшее образование, инженер, закончил Московский авиационный институт, имеет научную степень кандидата технических наук; старший преподаватель в Московском авиационном институте.

Интервьюируемые отвечали на вопросы, касавшиеся знакомства с астрологией и началом астрологической практики. В частности, Михаил Левин получил первые представления об астрологии, заинтересовавшись учением болгарского мыслителя-мистика Петра Дынова[3](1864–1944). Это знакомство с астрологией произошло в 1973 г., через друзей, контактировавших с болгарской школой Всемирного белого братства, в которой изучали астрологию: «Была большая астрология там…, и они послали нам в подарок несколько учебников по астрологии Алана Лео[4], как я помню, Дейна Радьяра[5], еще с некоторыми астрологическими текстами, таблицами, и они научили меня, как строить гороскопы <…> Поэтому, когда я заинтересовался болгарским Белым братством, я в то же время заинтересовался астрологией». Интерес к небу и астрономии зародился у него с самого детства, школьником он поступил в астрономический кружок при Дворце пионеров, где в распоряжении кружковцев был телескоп, маленький планетарий, и шефствовал над ними Государственный астрономический институт им. Штернберга, который подарил им списанный четырехдюймовый цейсовский телескоп. «У нас была нормальная обсерватория, и какой-нибудь астроном XVIII–XIX веков мог нам позавидовать».

Левин рассказывает, что с восторгом читал астрономическую литературу, сначала на очень популярном уровне, а потом и специальные книги. В кружке они наблюдали за небом, метеоритными потоками и серебристыми облаками, делали эскизы планет, особенно Юпитера, а он вел наблюдения за переменными звездами. Михаил вспоминает, что он достаточно быстро справился с математической стороной астрономии: «Элементарные знания астрономии помогли мне и при расчете гороскопа, да и теперь помогают…, когда я читаю лекции в Академии астрологии о законах Кеплера, сферической геометрии, координатах. Поэтому я очень быстро продвинулся в существенную сторону… а дальше просто предназначение, что ли… призвание, может быть, настоящее… И дальше я уже оторваться не мог».

Бориса Бойко к изучению астрологии привел интерес к Индии, восточной философии и экспериментам в саморазвитии. В «…восемь или девять лет, я прочитал роман Куприна “Звезда Соломона”. В этой истории попадались вкрапления астрологии, которая очень заинтересовала меня. Я взял дореволюционную энциклопедию из библиотеки моего отца, там нашел слово “астрология”, прочитал этот раздел, выписал названия знаков зодиака в блокнот, их последовательность, даже смешную рифму, чтобы лучше все это запомнить. Там были даны, насколько я помню, небольшие описания особенностей знаков зодиака и их соответствия датам в календаре. Я выписал все это и начал подставлять даты рождения моих одноклассников и друзей в свои записи и пытался соотнести их с описаниями знаков».

Примерно в середине 1960-х гг. он получил первую структурированную информацию о йоге, гостя у родственников в Литве, из литовского журнала «Mokslas ir givianimas» («Наука и жизнь»). В этом журнале были фотографии поз (асан) индийских йогов и краткие описания некоторых упражнений. Приблизительно в то же время он нашел небольшие статьи в польских и болгарских журналах о хатха-йоге и об астрологии. Таким образом, его интерес к астрологии и йоге развивались одновременно. Со временем стала доступной и более серьезная литература. В первую очередь, старые книги из библиотеки его отца, профессора психологии Е. И. Бойко[6]. В юности тот интересовался различными сверхъестественными явлениями и даже рассказывал сыну, как проводил эксперименты по гипнозу на своих одноклассниках. В его библиотеке были дореволюционные книги по оккультизму, йоге, теософии и астрологии. Борис вспоминает, что отец говорил об этом несерьезно, в шутку, и просто давал ему некоторые забавные с его точки зрения книги, с которыми были связаны его детские или юношеские воспоминания. «Так, с их помощью я научился составлять гороскоп <…> Первый гороскоп, который я построил, был квадратной формы. Намного позже я узнал, что гороскопы теперь изображаются в форме круга». Астрологические расчеты требовали немалых усилий. Борис использовал астрономические справочники, инженерный калькулятор, но вычисления были громоздкими, и не было уверенности, что все сделано правильно. Поэтому узнав, что формируется группа для изучения астрологии, где главным образом будут рассматриваться вопросы расчетов и можно будет приобрести эфемериды планет, Борис вошел в эту группу. «До расчета гороскопа дошли нескоро, но я терпеливо ждал, поскольку знал, что в таких группах на быстрый результат рассчитывать не приходится».

Юрий Олешко впервые узнал об астрологии в 1978 г. в подпольной «группе на квартире». Он работал тогда на предприятии авиационной промышленности руководителем отдела. У его подчиненного был интерес к йоге, здоровому питанию и т. п., и тот пригласил его в группу на квартиру на одно из собраний, где посетители изучали агни-йогу. «К сожалению, я не помню фамилию человека, который делал сообщение там в то время, но он упомянул астрологию, Вронского[7], Августину Семенко[8], и что они работали в авиационном институте имени Громова, и работали … с летчиками испытателями <…> На каждое испытание самолета отводится какой-то срок, по окончании которого все бумаги должны быть написаны, все отчеты подписаны, а факторов очень много, начиная с погодных… и кончая кондициями пилотов. Вот там и создали немногочисленную группу, которая астрологическими методами отслеживала состояния летчиков…, а также решала некоторые проблемы с самолетами». Юрий говорит, что тогда воспринял это как некую легенду.

Знакомство с астрологией продолжилось в обществе «Знание», где работала школа «организаторов науки, там читались лекции по темам, которые тогда официально еще не признавались, идеологически “слишком передовые”». Там он познакомился с Юрием Михайловичем Орловым[9], который работал в Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова, где заведовал кафедрой педагогики и медицинской психологии. Олешко пришел к нему спросить что-то о студентах и тестировании. Орлов сказал, что не использует тестирование, а рассчитывает натальную карту, и все, что ему необходимо знать, берет из этой карты. Он и стал первым учителем астрологии для Юрия Юрьевича.

Рамаз Захарян начал свои исследования в астрологии, двигаясь самостоятельно, в одиночку, без какого бы то ни было руководства или специальной астрологической литературы. «В конце 1970-х я служил в армии. Между дежурствами было свободное время, когда можно было почитать. И в одном научном журнале я прочитал статью, что на Западе ведутся разработки по поводу биоритмов, циклов. И что на этой почве ведутся разговоры о совместимости людей в дежурных сменах, в экипажах. Я помню, что захлебнулся от ярости, прочитав об этом, потому что у меня вновь, как в детстве, возникло ощущение, что я все это знаю». И Рамаз начал исследование, разработав оригинальную систему: он начал с наблюдения за биоритмами, а затем, не зная ничего об астрологии, начал изучать положения Луны: «Я смотрел на Луну, затем рисовал круг и отмечал, как были расположены по определенным зонам люди. Я заметил очень интересное влияние: если вы сидите спиной к Луне – это одно чувство, но если вы поворачиваетесь к Луне лицом, то возникает чувство ломки, усталость… Сейчас я к этим опытам отношусь… как к просмотру своих детских фотографий: с одной стороны, стыдно, что на них ты бегаешь голышом, но с другой стороны, испытываешь умиление. Но это был путь вслепую».

Возвратившись после армии в институт в 1979 г., Рамаз начал заниматься прогнозированием, используя в профессиональных исследованиях свое хобби. Он пытался понять, что такое время, как формируются события, что из чего следует. «А года через два меня вдруг осенило, что астрология – это описание небесного компьютера, и возникло очень много интересных мыслей, что на самом деле мы имеем дело не с человеческим знанием, а с некой системой, которая была упрощена и примитивизирована уже человеком. У меня сейчас такое убеждение, что это система кодирования и декодирования информации именно с использованием местоположения».

Все интервьюируемые подчеркнули, что испытывали затруднения в выполнении астрологических вычислений без астрологических эфемерид, которые не были доступны в 1970–1980-х гг. В течение нескольких лет они использовали астрономические таблицы, преобразуя астрономические данные в астрологические, и использовали специальные инженерные калькуляторы в астрологических целях.

Исследование демонстрирует высокий образовательный уровень респондентов, который apriori выводит их за пределы группы с «промежуточным научным знанием». Трое из четырех респондентов имеют высшее техническое, математическое образование, а один имеет научную степень кандидата технических наук. Один из респондентов имеет высшее естественно-научное и психологическое образование.  В ходе исследования все респонденты продемонстрировали высокую астрономическую осведомленность, знакомство с базовыми понятиями астрономии, понимание устройства небесной сферы и связанных с этим понятий, умение работать с астрономическими эфемеридами, а также, в отсутствие астрологических справочников для вычислений координат планет, звезд, и других расчетов, проводить перевод астрономических небесных координат в астрологические, т. е. переводить данные из одной системы небесных координат (экваториальных)  в иную систему (эклиптическую), что  выходит за рамки «астрономической энциклопедии для школьников» и демонстрирует понимание научных концепций, связанных с устройством космоса и астрономических понятий.

Кроме того, все респоденты в своих профессиях были связаны с передовой научной или высокотехнологичной инженерной деятельностью. Юлешко и Захарян работали в сфере теоретического и практического самолетостроения, Левин был руководителем лаборатории информационных систем, Бойко работал в Курчатовском институте. Их профессиональные занятия астрологией начались, когда они были сложившимися личностями, с сформировавшимся мировоззрением.

Таким образом, гипотеза «поверхностных знаний» не подтверждается данным обзором.

Гипотеза замены потерянной коммунистической идеологии

Астрологическая практика в советский период

Гипотеза замены потерянной коммунистической идеологии (или утраченного верховного руководства, или фаталистической потребности в высшей власти) была протестирована путем опроса респондентов относительно специфики их астрологической практики в СССР и в постперестроечный период после краха коммунистической идеологии.

Михаил Левин описывает свой опыт общения с советским КГБ в связи с участием в подпольных духовных группах, говоря, что они не тронули его по астрологической части, но побеспокоили из-за Белого братства: в 1981 или 1982 г. газета «Литературная Россия» опубликовала статью об эмиссарах западных секретных служб, которые забрасываются в СССР с целью идеологического подрыва. В статье были приведены фамилии этих эмиссаров, среди которых Михаил увидел фамилии своих друзей. Впервые его пригласили в КГБ поговорить на астрологическую тему в 1987 г.: «Они начали с моих идеологических убеждений, то есть с вопросов о Всемирном белом братстве. Как я потом понял, болгарская ветвь их не сильно волновала, они больше боялись французской. Они действительно боялись, что какая-то идеологическая зараза идет из Франции». Такие разговоры случались несколько раз, прежде чем возник разговор об астрологии: «Честно скажу, я избегал политики. Я четко понимал, что, если я начну какие-то там политические экскурсы, мое преподавание закончится очень быстро. Я занимался только астрологией и считал, что это, в общем, основное».

Борис Бойко говорит, что он использовал все необходимые правила поведения для подпольных групп, поскольку был глубоко вовлечен в контакты с духовными диссидентами: «Мы существовали в соответствии с законами конспирации. Иногда люди давали вам что-то вроде пароля. Например, в группах Иванова было необходимо сказать слово “Учитель” (например, “Я пришел к Учителю”, тогда тебя впускали и знали, что это свой)»[10]. Если какая-то группа собиралась в течение длительного времени в одном месте, то участники иногда внезапно меняли место сбора, а новый адрес говорили только проверенным людям, так отсекали неблагонадежных. О себе старались не давать лишней информации: имя, но без фамилии, никаких телефонов. При этом, конечно, были люди, вызывавшие подозрения, или определенно сотрудничавшие с органами. Но и здесь бывали исключения, так как иногда эти люди предупреждали, что в такие-то числа могут нагрянуть с обыском, будут «выемки» литературы и тексты нужно спрятать. «Еще в школе мы все изучали, как работали марксистские кружки и большевистские ячейки в период подполья».

Юрий Олешко описал специфику своего участия в астрологической работе как взаимодействие с астрологом Августиной Семенко, которое началось в 1983 г. Он познакомился с ней через своего друга, партийного руководителя, и в течение двух лет Олешко и Семенко общались только по почте, без личных встреч.

Рамазу Захаряну эта серия вопросов не задавалась, так как он принадлежал к более младшему поколению астрологов, изучал астрологию самостоятельно и не участвовал в работе подпольных групп.

Влияние перестройки на астрологическую практику респондентов

Перестройка в СССР произошла во второй половине 1980-х гг. и принесла свободу информации и слова. Цензура, которая контролировала все государственные каналы распространения информации – книги, периодические издания, радио, телевидение, театр – была отменена в стране в 1991 г. [Горяева 2009]. Это позволило респондентам открыто заниматься астрологией; к тому времени все они практиковали астрологию профессионально.

М. Левин читал лекции в «квартирных группах» и давал астрологические консультации с 1982 г. Он говорит, что астрология дала ему полную финансовую независимость с 1986 г. В 1991 г. он с группой коллег основал Московскую академию астрологии, где и преподает астрологию с тех пор.

Б. Бойко консультировал клиентов с середины 80-х и начал открыто обучать астрологии в 1991 г. Его класс астрологии в то время посещали сотни людей.

Ю. Олешко начал преподавать астрологию в своей «квартирной группе» в конце 80-х, а в 1991 г. начал читать лекции в Академии астрологии.

Р. Захарян полагает, что 1994 г. стал первым годом его профессиональной работы в астрологии как преподавателя, хотя он начал обучать астрологии ранее.

Михаил Левин высказал мнение о влиянии перестройки на астрологическую практику, которое совпадает с мнениями других респондентов. Он считает, что перестройка дала им более свободное восприятие вещей, они почувствовали, что избавились от жестких пут государственной работы и смогли начать заниматься астрологией беспрепятственно. Когда официальная власть отменила все запреты, журналисты бросились к астрологам, сделав астрологию крайне популярной. С этого момента астрология стала профессиональной: появился огромный контингент учеников и начал расти контингент клиентов: «Перестройка позволила нам свободно общаться. Мы получили возможность распространять астрологическое знание и выйти из подполья. Это резко увеличило образовательный уровень в астрологии…, пространство свободы стало огромным».

Борис Бойко говорит: «Для меня ничто не изменилось внутренне, это была моя жизнь, и я знал, что найду возможность делать в своей жизни то, что я считал правильным для себя. Но внешние изменения были огромны. Стало проще доставать литературу, контактировать с зарубежными коллегами, стали возможны поездки за рубеж, откуда, в основном, и поступала информация, я смог практиковать то, к чему всегда стремился: астрологию как инструмент для саморазвития и йогической практики. Собственно, после перестройки астрология на долгое время стала основной профессией».

Анализ отчетов респондентов демонстрирует как их способность к сопротивлению советской идеологии, наличие независимого мышления, так и выработку разнообразных моделей поведения, которые были необходимы для астрологической практики в разные временные периоды. Хотя гипотеза «замены потерянной коммунистической идеологии» относится к историческому этапу после падения коммунистического режима в СССР и постулирует тезис о том,  что «советский народ реагирует на исчезновение сильного источника власти из своей жизни и ищет ему замену в спектре авторитетных фигур, предлагаемых миром псевдонауки», тем не менее наше исследование показывает, что для практики астрологии как в советское, так и постсоветское время были необходимы сложные линии действий, умение выстраивать нестандартную стратегию поведения, умение принимать самостоятельные решения, т. е. полагаться на собственные силы, без оглядки на вышестоящие авторитеты и инстанции.

Заключение

Исследование практики четырех астрологов, которые начали свою деятельность в период господства коммунистического режима в СССР и продолжают работать профессиональными астрологами в постперестроечной России, демонстрирует высокий образовательный уровень респондентов и их глубокое понимание научных концепций и астрономических понятий. Исследование показало независимое и уверенное поведение респондентов в различных идеологических и экономических ситуациях, которые разворачивались в СССР и в современной России. Респонденты выстраивали собственные линии и стратегии поведения, что характеризует их как людей, способных делать осознанный индивидуальный выбор, в противовес общепринятым матрицам и шаблонам, и умение противостоять внешнему давлению обстоятельств.

 

ЛИТЕРАТУРА

  • Гинзбург 2000 – Гинзбург В. Л. О лженауке и необходимости борьбы с ней // Наука и жизнь. 2000. № 11. С. 74–78 // [URL]: http://www.nkj.ru/archive/articles/5372 (дата обращения: 10.09.2018).
  • Горяева 2009 – Горяева Т. М. Политическая цензура в СССР. 1917–1991 гг. // ВикиЧтение // [URL]: https://history.wikireading.ru/393195 (дата обращения: 10.09.2018).
  • Клочков 2008 – Клочков Д. Астрономические несуразности в астрологии // Скепсис // [URL]: http://scepsis.ru/library/id_2191.html (дата обращения: 10.09.2018).
  • Просвещенный атеизм 2007 – «Московские новости»: просвещенный атеизм [интервью с Р. Ф. Полищуком] // Интерфакс. Религия. 17.08.2007 // [URL]: http://www.interfax-religion.ru/print.php?act=print_media&id=6695 (дата обращения: 10.09.2018).
  • Сурдин 1994 – Сурдин В. Г. Астрология и общество //Природа. 1994. № 5 // [URL]: http://www.1543.su/VIVOVOCO/VV/JOURNAL/NATURE/OLD/surdin.htm (дата обращения: 10.09.2018).
  • Сурдин 2001 – Сурдин В. Г.  Астрономия и астрология – перипетии современной конфронтации. Материалы международного симпозиума «Наука, антинаука и паранормальные верования». Москва, 3–5 октября 2001 г. // [URL]: http://razumru.ru/humanism/symposium/21.htm (дата обращения: 10.09.2018).
  • Bauer, Durant 1997 – Bauer M., Durant J. Belief in astrology: a social-psychological analysis // Culture and Cosmos. 1997. N. 1. P. 55–72.
  • Creswell 1997 –  Creswell J. W. Research Design: Qualitative, Quantitative, and Mixed Methods Approaches.Thousand Oaks: SAGE Publications. 1997.
  • Fontana, Frey 1994 – Fontana A., Frey J. Interviewing: the Art of Science // Handbook of Qualitative Research / Ed. by N. K. Denzin, Y. S. Lincoln. Thousand Oaks: SAGE Publications, 1994. P. 361–376.
  • Kapitza 1991 – Kapitza S. Anti-science trends in the USSR // Scientific American. 1991. Vol. 265. N. 2. P. 18–24.
  • [1]  Астрология «солнечных знаков» – популярная форма астрологии, распространяемая в большинстве случаев через СМИ, информация которой базируется только на месяце рождения человека.
  • [2] В одной из ТВ программ, посвященной дискуссии между академическим ученым и профессиональным астрологом академику В. Гинзбургу был продемонстрирован чертеж «натальной карты» самого ученого, т. е. его гороскоп. В. Гинзбург очень живо отреагировал на него, сказав, что видит гороскоп впервые.
  • [3] Петр Дынов – болгарский религиозный философ-мистик. Создатель группы эзотерического христианства «Всемирное белое братство».
  • [4] Алан Лео – настоящее имя Уильям Фредерик Аллан (1860–1917) – английский астролог, основоположник астрологии ХХ столетия.
  • [5] Дейн Радьяр – настоящее имя Даниэль Шенневьер (1895–1985) – французский астролог, основоположник психологического подхода в астрологии.
  • [6] Бойко Евгений Иванович (1909–1972) – советский психолог, доктор психологических наук, профессор, основатель научной школы когнитивной психологии в России.
  • [7] Вронский Сергей Алексеевич (1915? – 1998) – астролог.
  • [8] Семенко Августина Филипповна (1930 – 2002) – советский и российский математик, начальник отдела Летного испытательного института им. Громова в г. Жуковском, астролог.
  • [9] Орлов Юрий Михайлович (1928–2000) – советский психолог, доктор психологических наук, профессор педагогики, психологии и философии, создатель концепции саногенного мышления.
  • [10] Порфирий Корнеевич Иванов (1898–1983) – создатель оригинальной системы оздоровления и духовного развития.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.